Ah!

№10 Внимание.

Арефрем Куцки-Мар. №10 Внимание. [Комикс-блог]

  Я привык дорожить своей тоской. Хотя, наверное, это и не самая лучшая из моих привычек. Но как только подумаю о необходимости с ней расстаться, меня тут же охватывает совершенно невыносимая грусть. Не могу.
  Я люблю депрессивную музыку. Включишь её, сидишь, слушаешь и жалеешь себя. И так — по часу в день. Потому что, если не пожалеть себя самому, то кто-то другой может случайно это сделать. И тогда будет неловко. А то ещё и должен останешься.

  За окном в обнимку бредёт пара молодых людей. Сквозь приоткрытую форточку слышу:
  — Знаешь, Санёк, мы в ответе за тех, кого приручили. Вот ты меня напоил...
  С Новым Годом.



  • Current Music
    The Beatles — Sgt Pepper's Lonely Hearts Club Band
  • Tags
Ah!

№S-2 Обратитесь к врачу.

Арефрем Куцки-Мар. №S-2 Обратитесь к врачу. [Комикс-блог]

  Как и у большинства добропорядочных созданий, у меня есть знакомые курильщики. И как за всеми, у кого вредные привычки на виду, наблюдать за ними особенно интересно.
  Вот, например, вольные стрелки. Посмотрите на них — весёлые такие, компанейские. Они сигарет не покупают и могут даже активно выступать за здоровый образ жизни. Но кто-то чаще, кто-то реже, нет-нет, да спросит: "Не угостишь?" И если подобное случается уже не в первый раз, то на лице донора явно читается, что вроде как и не жалко, а вроде как и надоело уже. Но стрелки, — они же весёлые, их все любят. Они тебе, может, последнюю рубашку, если надо, не задумавшись отдадут. Как тут откажешь?
  Курят они быстро, нервно. Выкурив чуть больше половины, безжалостно комкают сигарету о край урны. Или наоборот, — редко делают маленькие затяжки, позволяя сигарете в основном тлеть самой по себе. Сразу видно: либо бросили, либо ещё не начинали. В любом случае, на простой вопрос "Куришь?" они бесхитростно отвечают: "Нет". Некоторые, распахнув глаза, добавляют: "Ты что?!" Получается вполне себе убедительно. Если же кто-то вдруг будет настаивать, приводя достоверные или не очень факты, в лучшем случае добьёшься: "Да ну, это я так". Или ещё отдельный подвид: "Курю, только когда выпью". Забавные ребята. Денег в долг я бы им не дал.

  Другие регулярно, раз в несколько дней, покупают по одной-две пачки, словно им больше не надо. И так на протяжении лет. Они осознают, что курение уже стало привычкой, а, следовательно, — их слабым местом. Поначалу их это устраивает, но потом, так как они — люди, бесспорно, волевые и привыкли сами за себя решать, им от этого становится некомфортно. И тогда они начинают тешить себя мыслью, что вскоре обязательно бросят. Иногда им это даже вполне удаётся и, счастливые, они могут неделями подкрадываться к бывшим коллегам по несчастью, чтобы по-товарищески, а то и снисходительно бросить: "Завязал, и тебе советую". При этом они непременно считают дни, прошедшие с момента освобождения. Словно заключённые в камере. Только наоборот.
  Но, к сожалению, жизнь не так безоблачна, как небо над Рио-де-Жанейро. Что-то происходит, — ссора с женой, проблемы на работе, потеря ключей, да или просто усталость накопилось, всё, что угодно, — и все трепетно лелеемые и пересчитанные дни, недели или месяцы вспыхивают разом и небрежно стряхиваются в пепельницу. А всё равно ведь тошно, и оттого, что не сдержался, ещё противнее. Впрочем, люди-то взрослые, знают, что делать. Один раз справился, значит, и ещё получится. Да и наконец-то: "Я хозяин своего слова: хочу — дал, хочу — взял обратно".
  Это, конечно, драматические персонажи, с богатым и противоречивым внутренним миром.

  Есть ещё такие, кого просто невозможно представить без сигареты. Расходы на табак прочно обосновались в их бюджете, где-то между квартплатой и тратами на продукты. А от тех, кто напоминает, что они помрут раньше прочих, такие товарищи привыкли лениво отмахиваться. Загадочные звери. Словно сфинксы, вечно укрытые дымкой благовоний, которые они сами же и воскуривают во славу чего-то, им одним лишь ведомом.
  Вот из таких вот был у меня знакомый. Забегая вперёд, скажу, что "был" здесь не потому, что он умер, — жив, жив курилка. Верный своей привычке прикуривать одну сигарету за другой, к обеду он обычно начинал страдать головной болью. Кто-нибудь с медицинским образованием, наверняка, сможет объяснить как это связано. Впрочем, даже будучи инженером, он со временем и сам заметил эту причинно-следственную связь. И в виду того что курение по каким-то личным, неизвестным мне причинам, он считал своей неотделимой составляющей, а головные боли — явлением преходящим и временным, он стал бороться именно со следствием. В кармане его джинсов всегда была упаковка анальгина. Принимал он его, бывало, по несколько раз на дню, а если вечер в компании друзей затягивался, то и — в течении ночи. И всегда, знаете, так как таблетка, если это, конечно, не плацебо, действовать начинает не сразу, он пытался отвлечь себя привычным, а потому — успокаивающим занятием. Ну, Вы понимаете.
  Самое же интересное, что курить-то он в итоге бросил, — как женился. А вот с обезболивающих так и не слез, хотя голова его больше, вроде, не беспокоит.

  Доброй ночи.



  • Current Music
    The Beatles — Dr Robert
  • Tags
Ah!

№9 Зеркало.

Арефрем Куцки-Мар. №9 Зеркало. [Комикс-блог]

  Я включил телевизор, что в реальной жизни делаю крайне редко. Попал на сериал. Середина серии, – ссора на кухне: уставший и взъерошенный, видимо, только что вернувшийся домой Шевчук, яростно жестикулируя, спорит с Медведевым. Тот отвечает срывающимся голосом невпопад, не выпуская из руки поварёшки. На нём – фартук поверх тёмно-синего костюма, видно, что он ждал Шевчука и готовился к его приходу, но сейчас он сильно подавлен и растерян. По ходу развития сцены вместе с повышением накала приходит понимание, что причиной конфликта послужило неумение Медведева готовить суп. Шевчук пытается донести мысль, что он не требует многого, не ожидает получить буйабес или потафе, а всего-лишь навсего – простой суп. "Но я ведь стараюсь, Юра, стараюсь!" Мельком мы видим разрезанный пополам кочан капусты, плавающий в кастрюле. Голос Шевчука звучит всё громче, а Медведева – тише, всё чаще он срывается, слова обрываются на первых же слогах. На лбу Шевчука выступает пот, на глазах Медведева наворачиваются слёзы. Наконец, сорвав с себя фартук и с грохотом бросив поварёшку в раковину, Медведев убегает с кухни, закрыв лицо ладонями. Запнувшийся и оторопевший Шевчук слышит как хлопает входная дверь. Он снимает очки и протирает линзы краем футболки, качая головой и поджав губы. На футболке напечатано "Иначе". Титры.
  Но тут же, без перерыва на рекламу начинается новая серия.

  В прихожей накурено. Зажав в зубах сигарету, Шевчук нервно набирает номер на старом телефоне. Циферблат поворачивается в последний раз и замирает.
  – Алло! - говорит Шевчук. – Доброй ночи. Да, это я. Хотел узнать – Дима не у Вас, случайно?
  – Нет, - слышен ответ. - А что, опять разругались, да? Опять на него наорал?! Что на этот раз...
  – Да нет, нет! Что Вы! – перебивает Шевчук. – Всё в порядке. Думал, может, заскочил он... А! Вот, вот он вернулся. Да-да, дверь открывается. Ага, спасибо! До свиданья! Спокойной ночи! Всё хорошо! Всё хорошо!..
  Шевчук быстро вешает трубку. Сминает окурок в пепельнице возле телефона и тут же закуривает новую сигарету. Видно, что в прихожей он по-прежнему один.

  В баре накурено, приглушённо звучит музыка вперемешку с голосами. Медведев сидит, облокотившись на барную стойку, рассеянно гоняет зубочисткой маслину в бокале с мартини. Он пьян. Обращается к бармену, который, не прекращая вытирать махровым полотенцем пивные кружки, слушает его вполуха. Медведев говорит не быстро, растягивая гласные, часто оставляя между слов большие паузы. Почти после каждого предложения, не зависимо от его содержания, он добавляет: "Да?" При этом он поднимает глаза на бармена и ждёт, пока тот не кивнёт или не усмехнётся добродушно в ответ. Тогда Медведев тоже кивает, опускает взгляд и продолжает говорить о том, что ему надоело, что это уже не в первый раз, что он не понимает, чего от него ждут, сколько можно, за что и он ему, вообще, кто? Говорит, что его не ценят, что он не для того учился, что больше так нельзя, что пришло время что-то менять, пришло время взять всё в свои руки, пришло время пойти своим путём.
  – Я вот пойду сейчас и фсё-фсё ему скажу. Фсё-фсё. Приду и скажу: фсё! Да?
  Он смотрит на бармена: тот кивает. Упершись руками в стойку, Медведев слезает с табурета. Поправляет галстук, лишь ещё больше сбивая его набок, и начинает хлопать по карманам своего пиджака в поисках бумажника.

  В подъезде темно, только из окон падает рассеянный свет. Крепко держась за перила и вполголоса чертыхаясь, по лестнице поднимается Медведев. Дойдя до двери, он достаёт из кармана связку ключей и пытается в полутьме подъезда выбрать нужный. Один раз ключи чуть не падают, он их ловит, однако, сам теряет равновесие и удерживается на ногах, лишь успев упереться в стену.
  Вот, нужный ключ найден. Медведев наклоняется к замку и, подсвечивая себе смартфоном, пытается попасть в замочную скважину. Экран хоть и большой, но свет от него неяркий, к тому же он постоянно гаснет, поэтому Медведев, закусив губу, долго елозит ключом вокруг замка. Он начинает злиться, потом успокаивать себя, он зажмуривает глаза и трясёт головой, после чего широко их открывает, поднимая брови, и часто-часто моргает. Но это не помогает, ключ по-прежнему ходит кругами вокруг замка, царапая покрытие двери. Наконец, Медведев не выдерживает: он всплёскивает руками и коротко процеживает сквозь зубы нехорошее слово. Нехорошее, но всё ещё печатное. И тут слышно как щёлкает замок. Ручка опускается и дверь медленно открывается, на стенах подъезда ширится полоса света, пока в неё не попадает Медведев. Он немного отшатывается и прикрывает глаза рукой.
  – Привет, - раздаётся тихо.
  Медведев опускает руку и, щурясь, видит на пороге Шевчука: он неловко переступает с ноги на ногу и одной рукой мнёт пальцы другой. На нём одет фартук. Медведев нарочито хмурится, шевелит губами, хотя ничего не произносит, а потом его брови вдруг взлетают вверх, да так и застывают там, пока по лицу невольно расплывается улыбка: из квартиры доносится запах супа, в ночной тишине, вроде, даже слышно как булькает на плите бульон. Заметив улыбку Медведева, Шевчук поднимает глаза и их взгляды встречаются, он теперь тоже, хоть и несколько неуверенно, но улыбается. Последними перед титрами крупным планом показывают блестящие глаза Медведева: на них наворачиваются слёзы.
  Титры идут на фоне фотографии цвета сепии: Шевчук с дымящейся сигаретой в зубах и Медведев с распущенным галстуком. Широко улыбаясь, оба держат в каждой руке по кульку с младенцем, все дети как один – бородаты и у каждого на носу – большие очки с толстыми линзами. Видимо, это была заключительная серия.
  Bene sit tibi.

  P.S. Должен предупредить, что следующий пост, вероятно, появится с небольшой задержкой. Что-то около недели, может, двух.



  • Current Music
    The Beatles – I'm looking through you
  • Tags
Ah!

№8 Мелки.

Арефрем Куцки-Мар. №8 Мелки. [Комикс-блог]

  Я хочу, что бы они плакали. От нежности, от неожиданного сочувствия. Не навзрыд, а тихо-тихо, что бы слёзы текли тихонько, а они их не замечали, потому что их внимание будет занято совершенно другим. Что бы их глаза блестели и при этом были внимательные-внимательные, сами того не понимая, что они прикованы и их нельзя отвести.
  А потом я хочу, что бы они смеялись, прямо сквозь слёзы. Легко, не задумываясь над тем, что именно их рассмешило. Смеялись, а слёзы на их щеках ещё не высохли, так и оставаясь незамеченными. И что бы у них не было чувства, будто их обманули, – того самого чувства, что идёт не от сердца, а от головы, – потому что всё – взаправду, всё – настоящее.
  И что бы потом, когда всё закончится и они будут вспоминать об этом, им не было стыдно за свои слёзы. Что бы у них сохранилось чувство нежности и внимания. Что бы у них осталось ощущение, что они поняли что-то очень важное, но что именно они узнают после, когда это будет нужно, когда это сможет им помочь.


  • Current Music
    The Beatles – Carry that weight
  • Tags
Ah!

№7 Подождёт.

Арефрем Куцки-Мар. №7 Подождёт. [Комикс-блог]

  Вот, например, Париж. Музыкальный центр Европы. Пусть даже таковым он является лишь в моём воображении. Ну, для начала: что за язык! Merci. Je vous en prie. Как можно не запеть, разговаривая на французском, а? Я бы выучил его, обязательно выучил, будь у меня хороший голос и хотя бы сносный слух... А так – только зря сотрясать воздух, неумело грассируя, словно дикарь, которому в руки попал эфониум, а он лишь колотит по блестящей меди палкой, чтобы глухим звоном созвать соплеменников на ланч.
  А сам город? Инкрустированная коробка с сюрпризом. Тесные улочки в старой части Парижа – словно язычки музыкальной шкатулки. Пусть она немного присыпана пылью и цветные стекляшки кое-где выпали, но звук всё такой же чистый. Опуститесь на колено и подцепите пальцем асфальтовое покрытие, – услышите мелодичное треньканье. Переходя же с улочки на улочку, можно сыграть целую мелодию. И у каждого она будет своя. Или, если вы боитесь испачкать руки, можете представить огромную шарманку. Ветер, залетающий в старые кварталы, если прислушаться, поднимает в воздух ноты Прекрасной Катрины, перебрасывая их с порыва на порыв, словно жонглёр – мячики в ладонях. Тут даже делать ничего не надо: просто стой и слушай. Или наслаждайся на ходу.
  Единственное, о чём начинаю сожалеть, пока рассказываю вам о Париже, – что я там никогда не был.


  • Current Music
    The Beatles - I'm only sleeping
  • Tags
Ah!

№6 Путь одиночек.

Арефрем Куцки-Мар. №6 Путь одиночек. [Комикс-блог]

  Как настоящий кот, я позволил себе совсем облениться, поэтому пока - ни текста, ни аудио. Что-то март в этом году затянулся.


  • Current Music
    The Beatles – All together now
  • Tags
Ah!

№5 Мой ответ.

Арефрем Куцки-Мар. №5 Мой ответ. [Комикс-блог]

  Один мой знакомый, начиная отстаивать свою честь, часто теряет уважение присутствующих при этом. Думаю, он просто путает оскорблённую гордость с уязвлённым самолюбием, бывает. Коллега как-то сказала, что единственное, чему научил её бывший муж, – не доверять женатым мужчинам. В ответ я заметил, что никогда не был женат, она, помню, улыбнулась, но от кофе после работы отказалась. Мой хороший друг живёт в небольшой однушке в самом центре Города. Около года назад с ним приключилось несчастье: как он сам говорит, его обокрали, – средь бела дня увели девушку. Со всеми её вещами и его телевизором. Тогда он завёл собаку, очень большую и очень лохматую, мало дружелюбную. Теперь он звонит иногда и говорит, что обижен на меня, что я совсем его забыл и не захожу в гости.
  У каждого свои способы защиты. У котов, например, есть когти и зубы: старая мысль, что лучшая защита – нападение. Но их не обязательно пускать в ход, можно выразительно их демонстрировать. И надеяться, что это кого-то напугает, ну, или заставит призадуматься хотя бы. Однако, убедить, что ты большой и страшный, когда сам напуган до дрожи, – для этого, конечно, нужен талант. И тут всё-таки следует признать, что когти и зубы гораздо чаще используются для охоты, а не для защиты. То есть для нападения на того, кто заведомо слабее. Впрочем, это не значит, что жертва не может оказаться опасной, будучи загнанной в угол. Ещё можно убежать. Не так эффектно, но, часто, эффективнее. По крайней мере, – разумнее. Хорошо, если получится это сделать, сохранив чувство собственного достоинства. И уж совсем особый талант скрыться так, чтобы у нападающего не было повода думать, будто он оказался сильнее.
  А вообще, как известно, плохое не запоминается. А хорошее – забывается. Помните об этом.

<!-- здесь будет ссылка на аудио, когда-нибудь -->



  • Current Music
    The Beatles - Fixing a hole
  • Tags
Ah!

№4 Джихад.

Арефрем Куцки-Мар. №4 Джихад. [Комикс-блог]

  Как-то принято считать, что в детстве все мечтают полететь в космос. Я хорошо помню: взрослый наклоняется и спрашивает, улыбаясь: "Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?" И не дожидаясь ответа, добавляет: "Космонавтом?" Редко предполагается, что ребёнок хочет быть таксистом. Или балериной. Если, конечно, не удалось застать его примеряющим балетную пачку или катающим по паркету жёлтую машинку. Да, и тогда улыбка взрослого будет шире, а иронии в вопросе ещё больше: малыш пытается следовать своей мечте, а те, кто вырос, лучше всех знают, где остаются детские мечты. В детстве.
  Я в космос полететь не хотел. Вернее, не так: полететь, конечно, хотелось, но мечтал я о другом - стать мальчиком. Я хотел играть в группе, почему-то на контрабасе, – они такие большие и немного грустные, и чтобы на контрабасе сыграть, его надо обнять. А все коты, о которых я слышал, если и сделали карьеру в шоу-бизнесе, то только на арене цирка. Или в рекламе. Это меня не привлекало. Да, хотел стать настоящим мальчиком, но потом вырос. А вместе со мной выросла и моя мечта: теперь я хочу стать человеком. Помню, когда я это понял и поделился своим озарением с мамой, она посмотрела на меня с грустной улыбкой, потрепала между ушами и вполголоса сказала: "Лучше бы ты вырос и, наконец, стал мужчиной". Мне показалось, что я недослышал, и потому я переспросил, но она ответила: "Чайник вскипел, сейчас налью". Нет-нет, всё-таки – человеком.
  А вот правда: мечтают ли дети стать космонавтами? Может, мечтали, да сейчас уже нет: всё-таки 61-ый год всё дальше и дальше. Вы знаете, о чём сейчас мечтают дети? Вот прямо сейчас. Я – нет. Стать президентом, может быть. Не говорите только, что мечтают они о новых телефонах, я всё равно не поверю, это оскорбит само понятие мечты.

Арефрем Куцки-Мар - Космонавты, bandcamp.com



  • Current Music
    The Beatles - Revolution 1
  • Tags
    ,